Владимир Ильич Ленин

      встали пресненцы

*

.

Казалось —
      сейчас
         покончим с троном,
за ним
   и буржуево
         кресло треснется.

Ильич уже здесь.

*

           Он изо дня на́ день
проводит
       с рабочими
         пятый год.
Он рядом
        на каждой стоит баррикаде,
ведет
   всего восстания ход.
Но скоро
      прошла
          лукавая вестийка —
«свобода».
         Бантики люди надели,
царь
        на балкон

      выходил с манифестиком

*

.

А после
   «свободной»
         медовой недели
речи,
   банты
      и пения плавные
пушечный рев
      покрывает басом:
по крови рабочей
            пустился в плавание
царев адмирал,

         каратель Дубасов

*

.

Плюнем в лицо
         той белой слякоти,
сюсюкающей
      о зверствах Чека̀!
Смотрите,
         как здесь,
         связавши за̀ локти,
рабочих на̀смерть
         секли по щекам.

Зверела реакция

*

.

           Интеллигентчики
ушли от всего
      и всё изгадили.
Заперлись дома,
          достали свечки,
ладан курят —
      богоискатели.

Сам заскулил

*

      товарищ Плеханов

*

:

— Ваша вина,
      запутали, братцы!
Вот и пустили
      крови лохани!
Нечего
   зря
         за оружье браться. —
Ленин
   в этот скулеж недужный
врезал голос
      бодрый и зычный:
— Нет,
   за оружие
         браться нужно,
только более
      решительно и энергично.
Новых восстаний вижу день я.
Снова подымется
             рабочий класс.
Не защита —
      нападение
стать должно
      лозунгом масс. —
И этот год
         в кровавой пене
и эти раны
           в рабочем стане
покажутся
         школой
         первой ступени
в грозе и буре
      грядущих восстаний.
И Ленин
      снова
      в своем изгнании
готовит
   нас
      перед новой битвой.
Он учит
   и сам вбирает знание,
он партию
         вновь
          собирает разбитую.
Смотри —
          забастовки
         вздымают год,
еще —
   и к восстанию сумеешь сдвинуться ты.
Но вот
из лет
   подымается
         страшный четырнадцатый,
Так пишут —
      солдат-де
             раскурит трубку,
балакать пойдет
          о походах древних,
но эту
   всемирнейшую мясорубку

к какой приравнять

*

         к Полтаве,
                к Плевне?!
Империализм
      во всем оголении —
живот наружу,
      с вставными зубами,
и море крови
      ему по колени —
сжирает страны,
           вздымая штыками.
Вокруг него
      его подхалимы —
патриоты —

Оцените:
( 4 оценки, среднее 3.25 из 5 )
Поделитесь с друзьями:
Владимир Маяковский
Добавить комментарий

  1. jamshid

    nima buuuu

    Ответить