Рассказ о Климе, купившем заем, и Прове, не подумавшем о счастье своем (Коллективное)

Что им крыться в скрыне

*

?

Всем заграницам
            докажу,
с кем крестьянство ныне!» —
«Эк тебя разобрало́, —
фыркнул Пров на Клима, —
лезет парень
      напролом
прямо двери мимо!
Нет, дружок, я не таков:
моя мошна — тугая.
Ищи попроще дураков,
словечками пугая.
Раздери хоть в крике рот,
моя губа — не дура».
И Пров от Климовых ворот
удалился хмуро.
С той поры —
      вся дружба впрах.
Пуста стоит завалинка.
Пров в темноту уйдет на шлях,
а Клим союзит валенки.

II

Приключилась раз в деньгах
нужда у Клима
      крайняя,
дожил до черного денька,
не глядя на старание…

Сгорела клуня

*

, пал телок,

платить приспело продналог,
а цены —
        лезут книзу.
Вот Клим
         картошку поволок,
а Пров —
        в лабаз пшеницу.
Да по дороге
      спохватясь,
Клим
   повернул кобылу.
«Зачем мне зря буравить грязь,
трудить напрасно силу,
в город мне зачем везти,
зря добро бросая,
ведь за налог
      могу внести
я выигрышный за́ем.
А ведь при случае таком
совсем не так уж плохо
по восемь гривен с пятаком

платить

      за рубль налога».
Так и сделал, как сказал,
своей доволен мыслью:
свалил картошку вновь в подвал
и в город двинул рысью.
Продналог там заплатил
займом без убытка
и возок подворотил
к банку очень прытко.
Там билет принять в залог
даже очень рады,
так что Клим с излишком смог
все купить, что надо.
Справил Клим свои дела,
воротился к дому.
Вот — видать уже села
скирды и солому.
Счастлив Клим —
         беду избыл,
плуг привез из города.
Глядь —
       у Климовой избы
вкруг сгрудились бороды.
«Почему такой затор?» —
кличет Клим парнишку.
«Да у дяди Прова
            вор
сбузовал кубышку».
«Вот тебе и верный понт!» —
шамкнул дедка Ферапонт.
«Вот те вражья шутка!» —
взвизгнула Машутка.
Собрался весь Рачий брод,
шумен — что дуброва.
Сто советов каждый рот
дать готов для Прова.
Только Пров не чует свет,
увидавши Клима:
«Эх, давал мне друг совет,
пропустил я мимо!
Эх!
      Как буду помирать,
не уймусь от жалобы,
вот списал бы номера —
черта б вор украл бы!
Вижу,
   деньги в займе том
за стеной железною».
Клим,
   хлестнувши пыль кнутом,
молвил:
   «Соболезную!»
Он и впрямь жалел, простя
друга стародавнего.
А народ —
          тех двух крестьян
примерял да сравнивал.

Оцените:
( Пока оценок нет )
Поделитесь с друзьями:
Владимир Маяковский
Добавить комментарий