Сказка про купцову нацию, мужика и кооперацию (коллективное)

1

Ой, поля,
       поля
зеленёшеньки,
исходили вас
наши ноженьки,
расчесали вас
плуги-бороны,
расстелились вы
во все стороны.
Ой, леса,
   леса
вы дремучие,
сколько спин, горбов
перемучили.
Как рубили вас,
доски стру̀гали,
корчевали пни,
жгли на уголья.
Ты болото,
          зыбь,
бездорожина,
и в тебя
   трудов
много вложено.
Как тебя гатить —
мало ко́рысти.
Нужно
   всем
       ломать
плечи в хворости.
Одному Петру
не поднять весь труд,
и один Семен
не на всё умен.
Потому
   у нас
испокон веков
хоть неписаный
есть
        закон таков.
Если ладят где
дело дельное,
то работа
        кипит
там артельная.
Где один
       весь год
ходит топчется,
там
      концы сведет
разом общество.
Про обычай
       тот
думал, братцы, я.
Нам
       давно сродни
кооперация.
Что ж,
   что слово-то
заграничное,
а ведь дело
          всем
распривычное.
Остановимся,
братцы, мыслями.
Ее выгоды
аж не счислим мы.
Где один
       в нужде
ходит, топчется,
снять
   беду с плеча
может общество.
Наша бедность-то,
как поля, ползет.
В голове
      у нас
темный лес растет.
Под ногами ж
колышет пучиною
брюхо,
   нажранное
купчиною.
Обзаведшись
       своей
частной лавочкой,
он товар
      продавал
с понадбавочкой.
По копеечке
да по рублику
обирал
деревенскую публику.
Закупив
   товар,
       рабочего
он к лавчонке своей
приохочивал
перекупщиком
да посредником.
Капиталом славился
средненьким.

2

В ближнем городе
брат его,
      лобаст,
закупает хлеб
в свой большой лабаз.
Продавал мужик,
хоть и нехотя,
да ведь некуда
больше ехать-то.
Лошаденка
          в езде
заморена,
а цена у купцов
уговорена.
Перешепчутся,
переглянутся,
барыши
   в их руках
и останутся.
Так,
       скупая
       рожь,
нам
       платил он грош.
На муку молол,
хлебы делая,
наживал
      на том
сотни целые.
Ну,
      а третий брат
жил
       с меньши́ми в лад:
хлеб
        в корабль грузил,
за моря возил.
Воротил старшой
миллионами.
Строил
   к дому дом
да с колоннами.
За границею
наша рожь —
       плоха,
пересыпана
пополам труха.
Так
      ловкач купец
сором потчевал
заграничного брата
рабочего.
Но узнавши
проделку ловкую,
стали
   хлеб наш
ценить дешевкою.
Покупатель
смотрит с досадою,
а на русский хлеб
цены падают.
Так жила
купецкая нация.
Не страшна ей
кооперация.
Соблюдал купец
свою выгоду,
не давал нам
       ни ходу,
ни выходу.

Оцените:
( Пока оценок нет )
Поделитесь с друзьями:
Владимир Маяковский
Добавить комментарий