Мы пролетали,
мы миновали
местности
странных наименований.
Среднее
между
«сукин сын»
и между
«укуси» —
Сууксу
показал
кипарисы-носы
и унесся
в туманную синь.
Го-
ра.
Груз.
Уф!
По-
ра.
Гур —
зуф
Станция.
Стала машина старушка.
Полпути.
Неужто?!
Правильно
было б
сказать «Алушка»,
а они, как дети —
«Алушта».
В путь,
в зной,
крутизной!
Туда,
где горизонта черта,
где зубы
гор
из небесного рта,
туда,
в конец,
к небесам на чердак,
на —
Чатырдаг.
Кустов хохол
да редкие дерева́.
Холодно.
Перевал.
Исчезло море.
Нет его.
В тумане фиолетовом.
Да под нами
на поляне
радуги пыланье.
И вот
умолк
мотор-хохотун.
Перед фронтом
серебряных то́полей
мы
пронеслись
на свободном ходу
и
через час —
в Симферополе.

Добавить комментарий