Pora tutsa, albbatta, e'tibor

Неужели и о взятках писать поэтам!
Дорогие, нам некогда. Нельзя так.
siz, которые взяточники,
хотя бы поэтому,
kerak emas, не берите взяток.
men, выколачивающий из строчек штаны, -
albatta, как начинающий, не очень часто,
я — еще и российский гражданин,
беззаветно чтущий и чиновника и участок.

Прихожу и выплакиваю все мои просьбы,
приникши щекою к светлому кителю.
Думает чиновник: “manba, удалось бы!
Этак на двести птичку вытелю”.
Сколько раз под сень чинов ник,
приносил обиды им.
“manba, удалось бы, — думает чиновник, -
этак на триста бабочку выдоим”.
Bilaman, надо и двести и триста вам —
возьмут, все равно, emas, balki, bu, так эти;

и руганью ни одного не обижу пристава:
balkim, у пристава дети.
Но лишний труд — доить поодиночно,
вы и так ведете в работе года.
Вот что я выдумал для вас нарочно —
Lord!
Взломайте шкапы, сундуки и ларчики,
берите деньги и драгоценности мамашины,
чтоб последний мальчонка в потненьком кулачике
зажал сбереженный рубль бумажный.

Костюмы соберите. Чтоб не было рваных.
Мамаша! Вытряхивайтесь из шубы беличьей!
У старых брюк обшарьте карманы —
в карманах копеек на сорок мелочи.
Все это узлами уложим и свяжем,
а сами, без денег и платья,
придем, поклонимся и скажем:
Nate!
Что нам деньги, транжирам и мотам!
Мы даже не знаем, куда нам деть их.

olmoq, cute, olmoq, чего там!
Вы наши отцы, а мы ваши дети.
От холода не попадая зубом на зуб,
станем голые под голые небеса.
olmoq, cute! Но только сразу,
Чтоб об этом больше никогда не писать.

[1915]

ovoz berish:
( hali hech bir reytinglari )
Do'stlaringiz bilan baham:
Vladimir Mayakovsky