screamer

Небывалей не было у истории в аннале
факта:
yesterday,
сквозь иней,
звеня вИнтернационале”,
Смольный
ринулся
к рабочим в Берлине.
And suddenly

saw
деятели сыска,
все эти завсегдатаи баров и опер,
триэтажный
ghost
со стороны российской.
Поднялся.
Шагает по Европе.
Обедающие не успели окончить обед –
в место это

грохнулся,
и над Аллеей Побед –
banner
Власть советов”.
Напрасно пухлые руки взмолены, –
не остановить в его неслышном карьере.
Раздавил
и дальше ринулся Смольный,
республик и царств беря барьеры.
And already

из лоска
тротуарного глянца
Брюсселя,
натягивая нерв,
росла легенда
про Летучего голландца –
голландца революционеров.
А он –
по полям Бельгии,
по рыжим от крови полям,

there,
где гудит союзное ржанье,
метнулся.
Красный встал над Парижем.
Смолкли парижане.
Стоишь и сладостным маршем манишь.
And so,
восстанию в лапы отдана,
рухнула республика,
а он – за Ламанш.

На площадь выводит подвалы Лондона.
And after
пароходы
low-low
над океаном Атлантическим видели –
пронесся.
К шахтерам калифорнийским.
Говорят –
огонь из зева выделил.
Сих фактов оценки различна мерка.

Не верили многие.
Ловчились в спорах.
А в пятницу
morning
вспыхнула Америка,
землей казавшаяся, оказалась порох.
And if
скулит
обывательская моль нам:
– не увлекайтесь Россией, восторженные дети, –

I
указываю
на эту историю со Смольным.
А этому
I,
Mayakovsky,
свидетель.

[1919]

Rate:
( No ratings yet )
Share with your friends:
Vladimir Mayakovsky
Add a comment