17 kwietnia

my
о царском плене
забыли за 5 roku.
Но тех,
за нас убитых на Лене,
никогда не забудем.
nie!
Россия вздрогнула от гнева злобного,
gdy
через тайгу
nas
от ленского места лобного —
донесся расстрела гул.
Легли,
легли Октября буревестники,
глядели Сибири снега:
ich,
безоружных,
под пуль песенки
топтала жандарма нога.
i kiedy
фабрикантище ловкий
золотые
горстьми загребал,
липла
każdy
с пятирублевки
krew
упрятанных тундрам в гроба.
Но напрасно старался Терещенко
смыть
восставших
с лица рудника.
te
первые в троне трещинки
не залижет никто.
Никак.
Разгуделась весть о расстреле,
и до нынче
гудит заряд,
по российскому небу растре́лясь,
Октябрем разгорелась заря.
dzisiaj
с золота смыты пятна.
nasz
тыщи сияющих жил.
Наше золото.
Взяли обратно.
Приказали:
— Рабочим служи! -
my
сомкнулись красными ротами.
Быстра шагов краснофлагих гряда.
Никакой не посмеет ротмистр
сыпать пули по нашим рядам.
dzisiaj
течем мы.
Красная лава.
Песня над лавой
свободная пенится.
Первая
nasz
благодарная слава
ty, Ленцы!

Oceniać:
( Brak ocen )
Podziel się z przyjaciółmi:
Vladimir Mayakovsky
Dodaj komentarz