Paris. (საუბრები ეიფელის კოშკი)

Обшаркан мильоном ног.
Исшелестен тыщей шин.
Я борозжу Париж
до жути одинок,
до жути ни лица,
до жути ни души.
Вокруг меня
авто фантастят танец,
вокруг меня
из зверорыбьих морд
еще с Людовиков
свистит вода, фонтанясь.
Я выхожу
на ადგილი de la Concorde *.
* Concorde (ფრანგული.).
მე ველოდები,
ხოლო,
подняв резную главку,
домовьей слежкою умаяна,
me,
к большевику,
на явку
выходит Эйфелева из тумана.
Т-ш-ш-ш,
башня,
тише шлепайте! –
ვხედავ! –
მთვარე – гильотинная жуть.
Я вот что скажу
(пришипился в шепоте,
მისი
в радиоухо
шепчу,
жужжу):
Я разагитировал вещи и здания.
ჩვენ ვართ –
только согласия вашего ждем.
Башня
хотите возглавить восстание?
Башня
ჩვენ
вас выбираем вождем!
Не вам
образцу машинного гения
здесь
таять от аполлинеровских вирш.
თქვენთვის
не местоместо гниения
Париж проституток,
поэтов,
бирж.
Метро согласились,
метро со мною
они
из своих облицованных нутр
публику выплюют
кровью смоют
со стен
плакаты духов и пудр.
Они убедились
не ими литься
вагонам богатых.
Они не рабы!
Они убедились
მათ
более к лицам
наши афиши,
плакаты борьбы.
Башня
улиц не бойтесь!
თუ
метро не выпустит уличный грунт
грунт
исполосуют рельсы.
Я подымаю рельсовый бунт.
Боитесь?
Трактиры заступятся стаями?
Боитесь?
На помощь придет Рив-гош *.
* Левый берег (ფრანგული.).
არასოდეს ეშინიათ!
Я уговорился с мостами.
Вплавь
реку
переплыть
не легко ж!
Мосты,
распалясь от движения злого,
подымутся враз с парижских боков.
Мосты забунтуют.
По первому зову
прохожих ссыпят на камень быков.
Все вещи вздыбятся.
Вещам невмоготу.
Пройдет
пятнадцать лет
иль двадцать,
обдрябнет сталь,
и сами
რამ
აქ
пойдут
Монмартрами на ночи продаваться.
Идемте, башня!
К нам!
Вы
არსებობს,
აქ,
უფრო საჭირო!
Идемте к нам!
В блестеньи стали,
in fumes –
мы встретим вас.
Мы встретим вас нежней,
чем первые любимые любимых.
Идем в Москву!
ჩვენ
მოსკოვში
გამწოვი.
Вы
каждой! –
будете по улице иметь.
ჩვენ ვართ
будем холить вас:
раз сто
за день
до солнц расчистим вашу сталь и медь.
მოდით
город ваш,
Париж франтих и дур,
Париж бульварных ротозеев,
кончается один, в сплошной складбищась Лувр,
в старье лесов Булонских и музеев.
წინ!
Шагни четверкой мощных лап,
прибитых чертежами Эйфеля,
чтоб в нашем небе твой израдиило лоб,
чтоб наши звезды пред тобою сдрейфили!
Решайтесь, башня, –
нынче же вставайте все,
разворотив Париж с верхушки и до низу!
Идемте!
К нам!
К нам, в СССР!
Идемте к нам
მე
вам достану визу!
[1923]

ხმის მიცემა:
( არ რეიტინგები თუმცა )
გაუზიარებთ თქვენს მეგობრებს:
ვლადიმერ მაიაკოვსკის
დატოვეთ პასუხი