nasze zmartwychwstanie

Еще старухи молятся,
в богомольном изгорбясь иге,
но уже
шаги комсомольцев
гремят о новой религии.

О религии,
w którym
nas
не бог начертал бег,
i, взгудев электромоторы,
миром правит сам
mężczyzna.
Не будут
вперекор умам
дебоширить ведьмы и Вии —
wola
даже грома́
на учете тяжелой индустрии.
Не господу-богу
сквозь воздух
разгонять
солнечный скат.
Мы сдадим
и луны,
i gwiazdy
в Главсиликат.
И не будут,
уму в срам,
ludzie
от неба зависеть —
мы ввинтим
лампы «Осрам»
niebo
в звездные выси.
Не нам
писанья священные
изучать
из-под попьей палки.
Мы земле
дадим освящение
лучом космографий
и алгебр.
Вырывай у бога вожжи!
Что морочить мир чудесами!
Человечьи законы
— не божьи! -
na ziemi
установим сами.
my
не в церковке,
тесной и грязненькой,
будем кукситься в праздники наши.
my
свои установим праздники
и распразднуем в грозном марше.
Не святить нам столы усеянные.
Не творить жратвы обряд.
Коммунистов воскресенье —
25-е октября.
В этот день
в рост весь
меж
буржуазной паники
раб рабочий воскрес,
воскрес
и встал на́ ноги.
Постоял,
посмотрел
i poszedł,
всех религий развея ига.
Только вьется красный шелк,
да в руке
сияет книга.
Пусть их,
свернувшись в кольца
бьют церквами поклон старухи.
Шагайте,
tak bardzo,
Komsomołu,
чтоб у неба звенело в ухе!

Oceniać:
( Brak ocen )
Podziel się z przyjaciółmi:
Vladimir Mayakovsky
Dodaj komentarz