მარტში ოცდახუთი ათასი

ჩვენ სცემეს
თეთრი
არწივი რომ voron,
ბრძოლები
по степям пролетали.
ახალი
ржаной
недосеянный фронт —
დღეს
вставай, პროლეტარული.
Довольно
по-старому
землю копать
да гнуть
над сохою
спини́კომბოსტოს წვნიანი.
წინ, 25!
წინ, 25!
Стальные
рабочие тыщи.
Не жди,
მშიერი,
кулацких забот,
ნუ დაელოდები
избавления с неба.
Колхоз
голодуху
мешками забьет,
мешками
советского хлеба.
На лошадь
стальную
уверенно сядь,
на пашне
пыхти, тракторище.
წინ, 25!
წინ, 25!
Стальные
рабочие тыщи.
farmhand
и рабочий —
по крови родня,
на фронте
смешались костями.
სამუშაო,
батрак,
ცუდი პირი
и средняк —
მშენებლობა
коммуну крестьян мы.
Довольно
деревне
безграмотной спать
да богу
молиться о пище.
წინ, 25!
წინ, 25!
Стальные
рабочие тыщи.
Враги наступают,
покончить пора
с их бандой
попово-кулачьей.
Пусть в тысячи сил
запыхтят трактора
наместо
заезженной клячи.
Кулак наготове —
გამოიყურება,
ერთხელ
с обрезом
задворками рыщет.
На фронт, 25!
წინ, 25!
Стальные
рабочие тыщи.
Под жнейкой
машинною,
жатва, вались,-
пусть хлеб
урожаится втрое!
Мы солнечный
Ленинский социализм
на пашне
საბჭოთა
მშენებლობა.
Колхозом
разделаем
каждую пядь
любой
деревушки разни́щей.
წინ, 25!
წინ, 25!
Стальные
рабочие тыщи.

შეფასება:
( შეფასებები ჯერ არ არის )
გაუზიარე მეგობრებს:
ვლადიმერ მაიაკოვსკი
კომენტარის დამატება