The march of twenty-five thousand

we beat
white
eagles that voron,
in battles
по степям пролетали.
On new
ржаной
недосеянный фронт —
Today
вставай, proletarian.
pretty
по-старому
землю копать
да гнуть
над сохою
спини́cabbage soup.
Forward, 25!
Forward, 25!
Стальные
рабочие тыщи.
Не жди,
starving,
кулацких забот,
не жди
избавления с неба.
Колхоз
голодуху
мешками забьет,
мешками
советского хлеба.
На лошадь
стальную
уверенно сядь,
на пашне
пыхти, тракторище.
Forward, 25!
Forward, 25!
Стальные
рабочие тыщи.
farmhand
и рабочий —
по крови родня,
at the front
смешались костями.
Working,
батрак,
бедняк
и средняк —
construct
коммуну крестьян мы.
pretty
деревне
безграмотной спать
да богу
молиться о пище.
Forward, 25!
Forward, 25!
Стальные
рабочие тыщи.
Враги наступают,
покончить пора
с их бандой
попово-кулачьей.
Пусть в тысячи сил
запыхтят трактора
наместо
заезженной клячи.
Кулак наготове —
look,
again
с обрезом
задворками рыщет.
На фронт, 25!
Forward, 25!
Стальные
рабочие тыщи.
Под жнейкой
машинною,
жатва, вались,—
пусть хлеб
урожаится втрое!
Мы солнечный
Ленинский социализм
на пашне
Soviet
construct.
Колхозом
разделаем
каждую пядь
any
деревушки разни́щей.
Forward, 25!
Forward, 25!
Стальные
рабочие тыщи.

Rate:
( No ratings yet )
Share with your friends:
Vladimir Mayakovsky
Add a comment