על האשפה

תִפאֶרֶת, תִפאֶרֶת, Слава героям!!!

אולם,
אותם
довольно воздали дани.
עכשיו
поговорим
о дряни.

Утихомирились бури революционных лон.
Подернулась тиной советская мешанина.

И вылезло
из-за спины РСФСР
мурло
мещанина.

(Меня не поймаете на слове,
я вовсе не против мещанского сословия.
Мещанам
без различия классов и сословий
мое славословие.)

Со всех необъятных российских нив,

с первого дня советского рождения
стеклись они,
наскоро оперенья переменив,
и засели во все учреждения.
Намозолив от пятилетнего сидения зады,
крепкие, как умывальники,
живут и поныне –
тише воды.
Свили уютные кабинеты и спаленки.

И вечером

та или иная мразь,
на жену,
за пианином обучающуюся, מסתכל,
הוא מדבר,
от самовара разморясь:
Товарищ Надя!
К празднику прибавка –
24 אלף.
Тариф.
מקור,

и заведу я себе
тихоокеанские галифища,
чтоб из штанов
выглядывать
как коралловый риф!”
А Надя:
И мне с эмблемами платья.
Без серпа и молота не покажешься в свете!
В чем
היום

буду фигурять я
на балу в Реввоенсовете?!”
На стенке Маркс.
Рамочка ала.
של “איזווסטיה” лежа, котенок греется.
А из-под потолочка
верещала
оголтелая канареица.

Маркс со стенки смотрел, смотрел…
ופתאום
во разинул рот,
да как заорет:
Опутали революцию обывательщины нити.
Страшнее Врангеля обывательский быт.
Скорее
головы канарейкам сверните –
чтоб коммунизм
канарейками не был побит!”

[1920-1921]

לדרג אותו:
( עדיין אין דירוגים )
שתף עם חבריך:
ולדימיר מיאקובסקי
הוסף תגובה