Red envy

I
still
не лыс
и не шамкаю,
yet
uncle
рослый с виду я.
В первый раз
за жизнь
малышам-ка я
барабанящим
позавидую.
Our
a life -
в грядущее рваться,
оббивать
его порог,
вы ж
грядущее это
в двадцать
расшагаете
громом ног.
Us
Today
карежит уши
громыханий
теплушечных
ржа.
You,
забывших
и имя теплушек,
разлетит
на рабфак
дирижабль.
we,
пергаменты
текстами са́ля,
подписываем
договора.
You
forget
и границы Версаля
on board
самолета-ковра.
we -
трамвай.
Try,
влезьте!
Полон.
Как в арифметике —
цифр.
you Well
in work
будете
ride,
самолет
выводя
the bridle.
we
Today
двугривенный потный
отчисляем
от крох,
от жалований,
чтоб флот
took off
заработанный,
you
за юность одну
пожалованный.
we
we live
как радиозайцы,
телефонные
трубки
крадя,
чтоб музыкам
в вас
врезаться,
от Урала
до Крыма грядя.
Мы живем
только тем,
что тощи,
чуть полней бы —
and in the room
душно.
Sky
will be
ваша жилплощадь —
не зажмет
на шири
воздушной.
we
от солнца,
от снега зависим.
Из-за дождика —
с богом
судятся.
you Well
rain
раскропите выси,
как только
заблагорассудится.
Динамиты,
bombs,
газы —
самолетов
our
фарш.
You
смертями
не сыпать наземь,
разлетайтесь
под звонкий марш.
To us
известье
is
с почто́вым,
проплывает
радость —
year.
it
глупое время
на что вам?
By telegram
проносится код.
we
в камнях
проживаем вёсны —
нет билета
и денег нет.
You
не будет
пространств повёрстных —
himself
himself
проездной билет.
Превратятся
not soon
в ягодку
словоцветы
ABOUT. D. AT. F.
they,
whom
three
и по два годка,
remember
us,
эти ягоды съев.

Rate:
( No ratings yet )
Share with your friends:
Vladimir Mayakovsky
Add a comment