Гімн вченому

Народонаселение всей империи —
люди, птиці, стоноги,
ощетинив щетину, випер пір'я,
з оточенням цікавістю висять на віконці.
І сонце цікавиться, і квітень ще,
навіть зацікавило сажотруса чорного
удивительное, необыкновенное зрелище —
фигура знаменитого ученого.
дивляться: и ни одного человеческого качества.

Не людина, а двонога безсилля,
с головой, откусанной начисто
трактатомО бородавках в Бразилии”.
Вгрызлись в букву едящие глаза, -
ах, как букву жалко!
так, повинно бути, жевал вымирающий ихтиозавр
случайно попавшую в челюсти фиалку.
Искривился позвоночник, как оглоблей ударенный,
но ученому ли думать о пустяковом изъяне?
Он знает отлично написанное у Дарвина,

что мы — лишь потомки обезьяньи.
Просочится солнце в крохотную щелку,
как маленькая гноящаяся ранка,
и спрячется на пыльную полку,
где громоздится на банке банка.
Сердце девушки, вываренное в иоде.
Окаменелый обломок позапрошлого лета.
И еще на булавке что-то вроде
засушенного хвоста небольшой кометы.
Сидит все ночи. Солнце из-за домишки

опять осклабилось на людские безобразия,
и внизу по тротуарам опять приготовишки
деятельно ходят в гимназии.
Проходят красноухие, а ему не нудно,
что растет человек глуп и покорен;
ведь зато он может ежесекундно
извлекать квадратный корень.

[1915]

Оцініть:
( Поки що оцінок немає )
Поділіться з друзями:
Володимир Маяковський
залишити коментар