Richter Hymne

По Красному морю плывут каторжане,
трудом выгребая галеру,
рыком покрыв кандальное ржанье,
орут о родине Перу.
О рае Перу орут перуанцы,
где птицы, танцы, Artikel
и где над венцами цветов померанца
были до небес баобабы.
Банан, ананасы! Радостей груда!

Вино в запечатанной посуде…
Но вот неизвестно зачем и откуда
на Перу наперли судьи!
И птиц, и танцы, и их перуанок
кругом обложили статьями.
Глаза у судьи — пара жестянок
мерцает в помойной яме.
Попал павлин оранжево-синий
под глаз его строгий, как пост, -
и вылинял моментально павлиний

великолепный хвост!
А возле Перу летали по прерии
птички такие — колибри;
судья поймал и пух и перья
бедной колибри выбрил.
И нет ни в одной долине ныне
Gebirge, вулканом горящих.
Судья написал на каждой долине:
Долина для некурящих”.
В бедном Перу стихи мои даже

в запрете под страхом пыток.
Судья сказал: “Те, что в продаже,
тоже спиртной напиток”.
Экватор дрожит от кандальных звонов.
А в Перу бесптичье, безлюдье…
nur, злобно забившись под своды законов,
живут унылые судьи.
А знаете, все-таки жаль перуанца.
Зря ему дали галеру.
Судьи мешают и птице, и танцу,
und mir, и вам, и Перу.

[1915]

Abstimmung:
( Noch keine Bewertungen )
Teilen Sie mit Ihren Freunden:
Vladimir Majakowski
Hinterlasse eine Antwort