eşantiyon

Женщину ль опутываю в трогательный роман,
просто на прохожего гляжу ли —
каждый опасливо придерживает карман.
Смешные!
С нищих —
что с них сжулить?
Сколько лет пройдет, узнают пока —
кандидат на сажень городского морга —
ben
бесконечно больше богат,
чем любой Пьерпонт Морган.
Через столько-то, столько-то лет
— словом, не выживу —
с голода сдохну ль,
стану ль под пистолет —
beni,
сегодняшнего рыжего,
профессора разучат до последних йот,
nasıl,
ne zaman,
где явлен.
olacak
с кафедры лобастый идиот
что-то молоть о богодьяволе.
Склонится толпа,
лебезяща,
суетна.
Даже не узнаете —
я не я:
облысевшую голову разрисует она
в рога или в сияния.
Каждая курсистка,
прежде чем лечь,
o
не забудет над стихами моими замлеть.
Я — пессимист,
Biliyorum -
вечно
будет курсистка жить на земле.
Слушайте ж:
tüm, чем владеет моя душа,
— а ее богатства пойдите смерьте ей! -
великолепие,
что в вечность украсит мой шаг,
и самое мое бессмертие,
которое, громыхая по всем векам,
коленопреклоненных соберет мировое вече, -
все это — хотите? -
сейчас отдам

за одно только слово
ласковое,
человечье.
insanlar!
Пыля проспекты, топоча рожь,
идите со всего земного лона.
bugün
в Петрограде
на Надеждинской
ни за грош
продается драгоценнейшая корона.
За человечье слово —
не правда ли, дешево?
gitmek,
denemek, -
как же,
найдешь его!

[1916]

oy:
( Henüz derecelendirme )
arkadaşlarınla ​​paylaş:
Vladimir Mayakovski
Cevap bırakın