英勇埃米尔谣

Замри, 人! Любуйся, 那些!
Плети венки из лилий.
Греми о Вандервельде стих,
о доблестном Эмиле!
С Эмилем сим сравнимся мы ль:
он чист, он благороден.
Душою любящей Эмиль
голубки белой вроде.
Не любит страсть Эмиль Чеку,
Эмиль Христова нрава:
ударь щеку Эмильчику
он повернется справа.
Но к страждущим Эмиль премил,
в любви к несчастным тая,
за всех бороться рад Эмиль,
язык не покладая.
Читал Эмиль газету раз.
Вдруг вздрогнул, кофий вылья,
и слезы брызнули из глаз
предоброго Эмиля.
“这是什么? Сказка? Или быль?
Не сказка!.. 这里!.. В газете… –
Сквозь слезы шепчет вслух Эмиль: –
Ведь у эсеров дети
Судить?! За пулю Ильичу?!
За что? Двух-трех убили?
Не допущу! Begu! Лечу!”
Надел штаны Эмилий.
Эмилий взял портфель и трость.
运行. От спешки в мыле.
По миле миль несется гость.
И думает Эмилий:
Уж погоди, Чека-змея!
Раздокажу я! 或
не адвокат я? Я не я!
сапог, а не Эмилий”.
莫斯科. Вокзал. Народу сонм.
Набит, что в бочке сельди.
和, выгнув груди колесом,
выходит Вандервельде.
Эмиль разинул сладкий рот,
тряхнул кудрей Эмилий.
Застыл народ. 突然间… 和…
Мильоном кошек взвыли.
Грознее и грознее вой.
Господь, храни Эмиля!
А вдруг букетом-крапивой
кой-что Эмилю взмылят?
Но друг один нашелся вдруг.
Дорогу шпорой пыля,
за ручку взял Эмиля друг
и ткнул в авто Эмиля.
Свою иекончепную речь
撕, Эмилий, вылей! –
和, нежно другу ткнувшись в френч,
истек слезой Эмилий.
А друг за лаской ласку льет:
Не плачь, Эмилий милый!
Не плачь! До свадьбы заживет! –
И в ласках стих Эмилий.
Смахнувши слезку со щеки,
обнять дружище рад он.
Кто ты, о друг?” – Кто я? Чекист
особого отряда. –
Да это я?! Да это вы ль?!
Ох! 心脏… Сердце рапа!”
Чекист в ответ: – Прости, Эмиль.
ПриставленыОхрана… –
Эмиль белей, чем белый лист,
осмыслить факты тужась.
Один лишь друг и тотчекист!
Позор! Проклятье! Ужас!”
—–
Морали в сей поэме нет.
Эмилий милый, вы вот,
必须, тож на сей предмет
успели сделать вывод?!
[1922]

表决:
( 尚无评分 )
与朋友分享:
马雅可夫斯基
发表评论